Veiled PAGE

Email:   vulcan@anarchocat.com

Ханна Бом: "Боже мой, как Петра выглядит! Все контуры твоего тела покрыты тканью. Только голова раскрыта, но красивые каштаново-каштановые волосы крепко прикованы к коже головы", - подумал я спокойно. "Привет, Петра! Как поживаешь? Давно не виделись. Что ты задумал?" Я поприветствовал ее. Но Петра только указал на рот, который оставался плотно закрытым и сильно покачал головой. "Ты не можешь говорить, ты болен? А что на тебе надето для смешной одежды?" - спросил я, волнуюсь. Но Петра продолжала качать головой и притворяться руками, что хочет меня отпугнуть. Потом Петра села на свое место и полностью проигнорировала меня. "Ну, подожди. Ты не избавишься от меня в спешке! Теперь я облизываю кровь. Я хочу знать, что с тобой не так, мой маленький фрукт, - подумал я и написал Джулия через WhatsApp. "Наша девушка меня сильно заблокировала, как гвозди! Но не со мной, я останусь и дам тебе знать, если узнаю что-то новое." Я осторожно проследил за ней после занятий до автобусной остановки. Я ничего не знал о ее переезде в Маркслох, когда она села в автобус в Дуйсбург-Маркслох. "Черт, она хочет поехать в Марксло, мусульманский квартал! У меня, наверное, сильный стресс в одежде. Будь храброй девушкой. Мусульмане не убьют тебя сразу", - подумал я и незаметно проскользнул в автобус за пассажирами. Я поднял ее студенческий билет, чтобы водитель автобуса увидел его в зеркале заднего вида и не подумал, что я безбилетник. Я сидела всю дорогу за высоким мужчиной. Чем ближе мы подошли к Марклору, тем экзотичнее становились мои коллеги-путешественники. Затем на борт сели трое молодых арабов, которые вели себя так, как будто автобус был их владельцем. Они пошли, не заплатив громко жестикулируя назад, где встретили меня. "Эй, сука! Ты заблудился? Мы не терпим обнаженных женщин в нашем районе", - наорал лидер на Ханну. "Это и мой город тоже, и я не позволю тебе сказать мне, где и что мне надеть!" Я кричал в ответ. Он схватил меня за волосы, вытянул голову назад и плюнул мне в рот, широко раскрытый в ужасе. Потом он держал рот и нос на замке, пока мне не пришлось проглотить его сопли. "Закрой рот и не смей выходить из машины!" Потом они вышли из машины, громко кричали. Это не осталось скрытым от других пассажиров, даже от Петры, которая смотрела на меня. "Черт! Как детектив, ты неудачник, - подумал я и притворился, что ничего не произошло. Когда автобус подошел к следующей остановке, я увидел, как Петра встала и натянула на голову большую ткань, хотя у меня все еще была тошнота. Так что она выглядела строгой мусульманской женщиной. Вы могли видеть только глаза, нос и рот в маленьком треугольнике. Она подошла к середине автобуса и, чтобы выйти, нажала на кнопку удержания. Автобус остановился и я побежал к выходу, чтобы следовать за Петрой, которая уже вышла, как можно незаметнее. Было бы неплохо остаться в автобусе, потому что здесь, в своем маленьком, тонком летнем платье, я была очень заметной бабочкой среди всех прилично одетых мусульманок. Несмотря ни на что, я попытался проследить за Петрой и тут же наткнулся на объятия разъяренных, молодых арабов: "Эй, сука! Наш брат сказал, что если ты появишься здесь, мы должны погладить тебя немного. Ты еще не проглотил достаточно сопли? У меня есть кое-что очень вкусное для тебя!" Не успев оглянуться, меня затащили в темные ворота и жестоко избили. Лежа на полу, они описались на меня и оставили лежать в грязи. "Ханна, ради Бога! Что ты здесь делаешь?" Я видел только черного призрака сквозь набухшие веки. Но я узнал голос Питера и позволил ей помочь мне подняться. "Пойдем, я отвезу тебя в безопасное место. Там они позаботятся о тебе." Я кропотливо утащил себя оттуда при поддержке Петры. Петра привела меня во двор, где нас встретила громкая женская болтовня. "Пожалуйста, помогите моей подруге, ее ограбили!" - сказала Петра. К ним поспешно подошел человек в длинном халате и бороде и приказал: "Ну же, чего ты ждешь? Помогите бедной женщине! Позаботьтесь о ее ранах, помойте ее и дайте ей чистую одежду! Ну, давай же!" Как будто женщины просто ждали, когда мужчина скажет им, что делать, они привели меня в здание и сделали так, как им приказано. Когда я был наполовину обеспечен, меня отвели в комнату без мебели, оборудованную только коврами и большими подушками. Там меня посадили на подушку и дали чаю выпить. Они оставили меня в покое. Медленно я пришла в сознание. Я необычайно быстро оправился от шока и начал наслаждаться тишиной и покоем в этом месте. Я прижимался к подушкам и быстро заснул.