Veiled PAGE

Email:   vulcan@anarchocat.com

Питерсон: Настали выходные и время для знакомства с Бёмами для парусного спорта. Клаус и я знаем друг друга со времен нашего пребывания в Бундесвере. Сегодня у него хорошо функционирующая компания такси, и мы снова и снова встречались по поводу парусного спорта. У них две дочери Ханна, восемнадцать и София шестнадцать лет. Я позвонила Клаусу: "Хаилло! Я в гавани и уже готовлю лодку. Ты знаешь, когда приедешь?" "Ты, Ричард, у нас проблема с Ханной. Она не вернулась домой из школы в пятницу. Она позвонила в пятницу и сказала, что хочет провести Уитсун с Петрой. С тех пор она не связывалась с нами, и мы не можем связаться с ней. Похоже, она выключила свой мобильник." "Ну, девушке исполняется девятнадцать, и тогда у тебя на уме что-то другое! Я думаю, ты слишком волнуешься, - пытался его успокоить. "Извини, чувак. Я так думаю, но сейчас я не могу оставить Риту в покое, - сказал он. "Я не хочу плавать один, если хочешь, я приду. Может, я смогу помочь? Скажи ей, что я приду и как хорошо она умеет готовить, и тогда она будет немного отвлечена." "Спасибо, ты настоящий друг! Увидимся позже." Я собрала все вещи и поехала в свой офис. Прибыв туда, я проверил номер мобильного Ханны, чтобы найти ее последнее местонахождение. "Черт возьми! Что этот парень делает в медресе Арслана?" После того, как мой первый шок закончился, я понял, что происходит. Что всегда случается, когда Ибрагим Арслан засунул пальцы в пирог. Я схватил телефон и позвонил ему: "Это Питерсон. Мне срочно нужна информация. С тобой есть некая Ханна Бом?" Да, она хочет завтра обратиться в ислам вместе с другими сестрами", - сказал он. "Этого надо предотвратить!" Я сказал. "Что я могу сделать? Я имам. Я не могу остановить их." "Я подруга ее родителей, и они очень волнуются. Скажи Ханне, чтобы позвонила им напрямую и рассказала, что она задумала. Тогда я смогу перехватить самое худшее, когда буду с ними, и подумать о том, кто я и что я могу или не могу сделать! Хорошо? Я отправился, и когда я был с ними, было огромное волнение. Клаус сказал: "Ханна позвонила, она сказала, что находится в медресе в Маркслоге и завтра будет готовиться к обращению в мусульманина". Мы приглашены завтра к участию в их шахаде". "Теперь медленно! Мы сядем и обсудим это." "Ричард, я хочу свою дочь. Я должен вытащить ее оттуда. Разве ты не понимаешь?" - сказала Рита. "Рита, Ханна совершеннолетняя. Она может сама решать, чего она хочет. Нам нужно действовать дипломатически. Иначе она не будет реагировать из неповиновения. Подумай о своей молодости, так как ты был почти воинственным эко." "Может быть, вы правы? Сначала я сделаю нам кофе." Мы сели и я посоветовал ей: "Если она решила стать мусульманином, не останавливайте ее, а заверяйте, что она останется вашей любимой дочерью. Неважно, что она выберет. Для вас важно, чтобы она оставалась с вами, чтобы вы могли оказать на нее влияние. Я предлагаю пойти прямо к ней, и Рита спокойно поговорит с ней, не причиняя ей беспокойства. Думаешь, ты сможешь это сделать, Рита?" "Спасибо, твой ясный ум спас меня от гигантской глупости. Я собирался похитить ее силой. Я возьму себя в руки." "Я профессионально работаю в медресе и мы следим за ним. Я хочу описать это вам: это салафизм, но строго антитеррористический. Они категорически отвергают наш образ жизни и практику очень строгой исламской ориентации, над которой они работают с миссионерским рвением, чтобы распространять его. Мы считаем это угрозой. Ханна отложит свое старое имя и оденет строго по-исламски. Тебе будет нелегко смотреть это без проблем. Так что ведите себя спокойно, может быть, все будет хорошо."