Veiled PAGE

Email:   vulcan@anarchocat.com

Teil 10

Анна - Аяша Майер: Боже, я больна! У меня голова лопнула! Я должен перестать пить! Здесь так жарко и так темно. Лучше всего я встану, включу свет и открою окна. Черт возьми! Почему я не могу двигаться? В любом случае, я просто пойду спать. Часы спустя: Где я? Где я? Где я? Здесь так темно. Я все еще не могу двигаться. Но я чувствую себя очень комфортно. Как теплый, защитный кокон. Когда я в последний раз выпивал? О! О! О! О! О! Я вижу тонкую белую полоску на горизонте, как красиво! Теперь я слышу гул, нет, очень тихое пение. Все так прекрасно, так тихо и спокойно. Я хочу остаться здесь навсегда. - Чего Анна Майер не знала, она была в Пурде, она была полностью самодостаточной. Еду и напитки кормили через зонды и утилизировали специальной подушкой, которая в то же время периодически массировала ее тело для обеспечения правильной циркуляции крови в организме. Она была изолирована от всех внешних стимулов. Цель состояла в том, чтобы исцелить ее тело, отравленное алкоголем, и полностью изменить ее личность. Большая часть ее памяти должна была быть стерта и заменена искусственными воспоминаниями. В конце концов, они хотели идеального западного новообращенного. Их ДНК должна была служить образцом для преобразования программ, передаваемых наноботами, подобно вирусу, другим женщинам. В то же время египетские лаборатории работали над версией для мужчин. Если им когда-либо удастся добиться успеха, судьба немусульманского мира будет решена. - Анна Майер сидела в коконе и была счастлива. Она многое забыла. Она больше не была алкоголичкой, она даже не знала, что она алкоголичка. Ей были интересны только мимолетные тексты. Белой полосой было арабское письмо, которое блуждало справа налево, и в то же время спокойно читало соответствующие стихи из Корана. Шесть раз в день их прерывали молитвы. Постепенно память о покойном муже исчезла, и у нее появилась искусственная память о ее обращении и жизни в никааби. Ее звали Аяша, она должна была поехать в Египет и выйти замуж за египетского ученого, поэтому все знания о Niqaabi просочились в ее сознание, и западная Анна Мейер исчезла. Роше Вебер, Фрэнк Вебер: Рошер Вебер, его отец Фрэнк и Али Мейзер встречаются в квартире Анны Мейер. "Роджер, пожалуйста, убедитесь, что квартира освободится через пять дней", - сказал его отец Фрэнк. "Ну, мебель, телевизор, стиральная машина и другая бытовая техника поступают на хранение. Ты положил все бумаги в эти коробки и отнесешь их в администрацию." Мистер Майзер сказал: "Как только квартира освободится, пожалуйста, немедленно закажите мастеров, мистер Вебер." Эмбер Майер: Моя мать Анна-Аяша Мейер перевела все свое состояние в медресе. Для нее и меня, ее дочери Джулии-Эмбер, пути назад уже не было. Теперь мы были обездолены и полностью зависимы. Моим домом теперь было медресе. Я был счастлив здесь. Когда утром я ходила в школу с Камилой и Самирой, мы всегда находились под присмотром одноклассника-мужчины, чтобы защитить нашу вновь обретенную скромность. Так что мы, девочки, спокойно сидели в трамвае на сиденьях с втянутыми глубоко в наши лица хиджабами. Однажды, когда я вернулся домой из школы, мама ждала меня в приемной. К мне подошел черный призрак и показал ее показ: "Привет, Эмбер! Это я, твоя мама!" Полные радости, мы упали друг другу в объятия. "Мама, как ты?" Я спросил ее. "Чудесно, дорогая! Я все еще собираюсь сегодня в Египет, чтобы выйти замуж за своего нового мужа", - читаю я. Я была так рада смене матери, но в то же время мне было грустно, что ей пришлось уйти от меня. "Я так рада, что хороший мусульманин женится на мне. Я буду послушной и способной женой для него." "Мама, я так счастлива быть подопечной семьи Веберов. Теперь, когда ты уходишь от меня, они станут моей семьей." "Будь послушной и благочестивой дочерью для них, и ты окажешь мне и тебе великую честь", - писала она. Имам настаивал на отъезде. Мы обнялись, может быть, в последний раз. Потом она пошла за ним в машину. Как только я вошел в медресе, для меня начался распорядок дня. Сестры учили нас, девочки, как вести мусульманское хозяйство: Приготовление пищи, чистка, шитье и правильная работа мужчин. Прерванные молитвами, мы с большим усердием выполняли обязанности, которые должны были исполнять как добрые мусульмане. В мирные минуты мы читали Коран и ждали полного радости дня нашей свадьбы.